Зачем в Казани ищут «код татар»?

Масштабное исследование национального генома ценой в миллионы долларов поддержал Минтимер Шаймиев

Как стало известно «БИЗНЕС Online», в КФУ стартовало масштабное исследование, которое на основе анализа 3 тыс. проб ДНК позволит дать точный ответ на вопрос, откуда взялись современные татары. Ученые говорят о том, что результаты также помогут разработать более эффективные для представителей этноса лекарства, однако не отрицают, что их труд «в руках негодяев» может быть использован и во вред. Во Всемирном конгрессе татар между тем опасаются спекуляций со стороны националистов.

Ректор КФУ  Ильшат Гафуров (слева) презентовал госсоветнику РТ Минтимеру Шаймиеву (в центре) проект получения подробной характеристики генофонда татар (справа - организатор проекта, член-корреспондент РАН, советник ректора КФУ Вадим Говорун)
Ректор КФУ Ильшат Гафуров (слева) презентовал госсоветнику РТ Минтимеру Шаймиеву (в центре) проект получения подробной характеристики генофонда татар (справа — организатор проекта, член-корреспондент РАН Вадим Говорун)

«РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ РУССКИМ И ТАТАРСКИМ ГЕНОФОНДОМ ВОВСЕ НЕ КОЛОССАЛЬНЫЕ»

В распоряжении «БИЗНЕС Online» оказался любопытный документ — описание проекта, который реализуется на базе КФУ: «Анализ экзомов этнических групп, проживающих на территории России, для определения особенностей генофонда татар в связи с их происхождением». Среди участников проекта, который стартовал в августе, — 18 генетиков, биологов, историков, этнографов. Во главе начинания — советник ректора КФУ, заместитель директора московского НИИ физико-химической медицины Федерального медико-биологического агентства Вадим Говорун. Именно ему, как сообщили источники «БИЗНЕС Online», принадлежала идея исследования генофонда татар.

С научной точки зрения ничего сверхъестественного в проекте нет. Первые попытки исследовать геном разных народов предпринимались в СССР еще в 30-е годы. Однако тогда генетика была объявлена «продажной девкой империализма», о дальнейших работах пришлось забыть. На Западе же исследование генотипа «отдельных популяций» давно, с 70-х, превратилось в прибыльный бизнес. Да и в России начиная с нулевых годов многочисленные лаборатории предлагают услуги по исследованию генов, в том числе и частным лицам, — к примеру, определения генетических заболеваний или предрасположенности к ним. С этой целью проводится секвенирование экзома (экзом — информативная часть генома): это тест для определения генетических повреждений (мутаций) в ДНК — причин наследственных болезней.

Однако исследование генома несет не только медицинскую нагрузку, но и историческую, причем нередко с политическим оттенком. В середине 2000-х генетики провели масштабное исследование населения русской национальности. Результатом стала монография «Русский генофонд на русской равнине». Один из ее авторов — завлабораторией геномной географии Института общей генетики им. Вавилова РАН Олег Балановский — среди кураторов проекта КФУ.

Публикация результатов исследования в 2008 году наделала много шума. В особенности один из выводов: «Несмотря на расхожие мнения о сильной татарской и монгольской примеси в крови русских, доставшейся их предкам еще во времена татаро-монгольского нашествия, гаплогруппы тюркских народов и других азиатских этносов практически не оставили следа на населении современного северо-западного, центрального и южного регионов». Это дало повод для многочисленных спекуляций о «чистокровных русских» и о лживости поговорки «Поскреби русского — обнаружишь татарина».

Между тем сам Балановский на основании относительно немногих изученных тогда образцов ДНК современных татар утверждал совершенно противоположное: «Даже по своему облику татары Поволжья больше похожи на европейцев, чем на монголов. Отличия русского генофонда (почти полностью европейского) от монгольского (почти полностью центрально-азиатского) действительно велики — это как бы два разных мира. Но если говорить не о монголах, а о татарах, с которыми чаще всего и имели дело русские княжества, то отличия их генофонда от русского не такие уж и большие, — говорил он в интервью «Комсомольской правде». — Татарский генофонд, пожалуй, еще сложнее и интереснее русского, мы уже начали его изучать... В нем есть, конечно, доля монголоидного генофонда, пришедшего из Центральной Азии. Но еще большая доля того же финно-угорского. Того населения, что жило на этих землях еще до славян и татар. Как славяне ассимилировали западные финно-угорские племена, так же предки татар, чувашей и башкир ассимилировали восточных финно-угров. Так что различия между русским и татарским генофондом хотя и есть, они вовсе не колоссальные: русский — полностью европейский, а татарский — по большей части европейский. Это, кстати, затрудняет нашу работу — маленькие различия труднее измерять».

Чтобы увеличить, нажмите

«МИНТИМЕР ШАЙМИЕВ ПОДДЕРЖАЛ ЭТУ ПРОГРАММУ»

Аналогичного полномасштабного исследования татар до сих пор не проводилось. Какие цели преследуют идеологи проекта? В документе указано: «Получение подробной характеристики генофонда татар на основе данных об изменчивости экзома для изучения этнической истории, возможного действия естественного отбора и поиска значимых этноассоциированных медицинских маркеров с целью улучшения существующих диагностических алгоритмов и оптимизации лекарственной терапии». Иными словами, нужно в деталях выяснить не только то, кто такие татары и откуда они взялись, но и как их лучше лечить, какие лекарства для них более эффективны.

Чтобы увеличить, нажмите

Помимо этого, результатом исследования должны стать создание геногеографического атласа «Генофонд татар», формирование банка биологических образцов жителей Татарстана, уточнение вопроса о связи истории различных групп татар с их особенностями. По итогам общественности предоставят аналитику по теме «Современные представления о происхождении татарского народа, его внутренней структуре и разнообразии».

В процессе работы предполагается исследовать образцы ДНК так называемых казанских татар (северо-запад, центр и восток Татарстана), мишар (Заволжье и Закамье), астраханских, сибирских и крымских татар — всего порядка 3 тыс. проб.

О некоторых деталях проекта «БИЗНЕС Online» и о том, как к нему отнесся первый президент РТ Минтимер Шаймиев, рассказал один из кураторов исследования — заведующий кафедрой генетики КФУ, заведующий лабораторией молекулярных основ патогенеза Владислав Чернов.

Владислав Чернов
Владислав Чернов: « Под нее [программу] мы получили финансирование 160 миллионов рублей на два года»

— Владислав Моисеевич, когда появилась идея проекта?

— Проект начал обсуждаться в 2013 году, когда на базе КФУ был создан междисциплинарный центр протеомных и геномных исследований. Именно тогда появилась идея исследовать генофонд этнических групп, проживающих на территории региона, которую предложил советник ректора КФУ, член-корреспондент РАН, заместитель директора НИИ физико-химической медицины Вадим Маркович Говорун.

Усилиями Вадима Марковича в НИИ физико-химической медицины были созданы условия для проведения исследований белков и нуклеиновых кислот, включая определение нуклеотидной последовательности ДНК геномов (сиквенс) разных организмов. Он предложил создать в университете центр постгеномных исследований. Казанский федеральный университет стал победителем открытого конкурса на получение государственной поддержки ведущих университетов в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров и получил федеральное финансирование на реализацию научных исследований. Это дало возможность приобрести современное дорогостоящее оборудование, позволяющее идентифицировать белки и гены, а также проводить полногеномное секвенирование. В августе текущего года проект стартовал.

Уникальное оборудование, обеспечивающее возможность проведения исследований биологических объектов на современном уровне

— Насколько проект дорогостоящий и из каких источников финансируется?

— Из средств, выделенных КФУ по программе повышения конкурентоспособности, и за счет федеральной целевой программы на развитие междисциплинарного центра в области клеточных, геномных и постгеномных исследований. Под нее мы получили финансирование 160 миллионов рублей на два года. На средства из указанных источников приобретено уникальное оборудование, обеспечивающее возможность проведения исследований биологических объектов на современном уровне...

Однако основное, что необходимо постоянно пополнять, — это дорогостоящие реактивы, расходные материалы. Исследование одного образца стоит 600 - 800 долларов. Для полноценного исследования нужно проанализировать 3 тысячи проб. Так что можно сделать приблизительный расчет (1,8 - 2,4 млн. долларов ред.). Приблизительный, потому что мы надеемся на удешевление стоимости проекта за счет оптовых закупок и импортозамещения. В августе мы представили проект советнику президента РТ Минтимеру Шаймиеву. Он поддержал эту программу.

— Есть ли уже первые результаты?

— Да, мы уже секвенировали десятки образцов ДНК, сейчас идет обработка данных. Однако проект, повторю, предполагает анализ 3 тысяч образцов. Для определения генетических особенностей популяции необходимы тщательные и многочисленные сравнения образцов одной этногруппы с другими. В этой связи нам предстоит исследовать образцы ДНК и всех прилегающих к Татарстану народов: чувашей, удмуртов, мордвы... Помимо этого, будут проанализированы образцы ДНК представителей русской национальности, проживающих за пределами региона.

— А где берете образцы ДНК?

— В настоящее время в нашем распоряжении 2 тысячи проб. Один из руководителей проекта — заведующий лабораторией геномной географией Института общей генетики РАН профессор Олег Балановский занимается геногеографией, у него есть уникальная коллекция ДНК, в том числе и 2 тысячи образцов, которые представляют интерес с точки зрения проекта. Весной 2016 года предполагаются экспедиции для сбора недостающего материала.

— Не планировали исследовать геном татар, проживающих за рубежом?

— Вероятно, это будет следующий проект.

— Когда можно ожидать окончательные результаты исследований?

— Исследования мы планируем завершить за два года, к 2018-му надеемся представить результаты общественности.

Чтобы увеличить, нажмите

— Каково может быть практическое применение полученных данных?

— Результаты исследования тесно связаны с развитием персонализированной медицины, предполагающей использование данных персонального генома пациента. В этой связи данные проекта представляют значительный интерес для клиницистов. Для одного человека грипп — легкое недомогание, для другого — состояние, требующее неотложной медицинской помощи, а у третьего — тяжелейшая форма инфекции с летальным исходом. Аналогичная ситуация в случае лекарственных препаратов. Одно и то же лекарство на разных пациентов действует по-разному. Факторы, определяющие это, в значительной мере заложены на генетическом уровне. По данным экзомного секвенирования можно определить, какое лекарство при такой-то комбинации генов эффективно, а какое, напротив, принесет вред. Подбор лекарственных препаратов на основе анализа генома — это одно. Второе — по результатам анализа генома можно определить предрасположенность данного индивидуума к тем или иным заболеваниям.

Конечно, вопрос о характере использования такой информации предполагает серьезную проработку, в том числе юридическую. Все ли хотят знать о своих потенциальных рисках развития тяжелых заболеваний? Одни, узнав о предрасположенности к тому или иному заболеванию, могут мобилизоваться и изменить образ жизни, а другие впадут в депрессию, возможность болезни станет реальностью, а третьи и вовсе не выдержат груза этих знаний.

— Помимо медицины могут ли быть еще заинтересованные структуры?

— В скандинавских странах генетический анализ применяется для сужения круга подозреваемых за счет определения этнотерриториальной принадлежности предполагаемого преступника. Соответствующая технология может быть взята на вооружение и правоохранительными органами нашей страны.

Чтобы увеличить, нажмите

— Насколько могут быть значимы ваши исследования с позиции так называемой самоидентификации отдельной нации? Ведь эта тема в последнее время получила большую популярность...

— Знания об особенностях происхождении этносов приветствуем. А если с позиции, что мы «самые-самые», то это не про наш проект.

— Нет ли опасений, что результаты исследований могут использовать в политических целях?

— Такие опасения есть всегда — почти любую хорошую идею можно очернить. Мы этот проект организовали исключительно в научных целях — для исследования генетических аспектов этногеографических групп и дополнения той информации, которой владеют историки и этнографы. Существуют разные гипотезы происхождения того или иного этноса, базирующиеся на особенностях языка, культуры, мифологии. Наши сведения «более материальны», потому что геномы организмов содержат информацию, позволяющую реконструировать их эволюцию.

— А ваши исследования могут быть применимы, скажем так, не в мирных целях?

— Почти все научные труды могут быть использованы во вред человечеству, если попадут в руки негодяев.

ВСТУПАЕМ В ЭПОХУ ПЕРСОНИФИЦИРОВАННОЙ МЕДИЦИНЫ

Коллеги казанских ученых в целом подтверждают научную ценность исследования. «Речь идет о прочтении всего экзома человека: говоря простым языком, это часть генома, которая кодирует все белки и ферменты организма», — рассказал «БИЗНЕС Online» заведующий лабораторией эволюционной геномики Института биохимии и генетики Уфимского научного центра РАН Баязит Юнусбаев. По мнению ученого, это позволит получить «мутационный портрет» населения региона. «Это масштабный и чрезвычайно актуальный проект, — продолжает Юнусбаев. — Дело в том, что мы рано или поздно вступим в эру так называемой персонифицированной медицины. Это медицина, которая будет основана на знаниях о геноме каждого отдельного индивида. Думаю, никому не надо объяснять, насколько важно знать, какие нарушения заложены в нашем геноме. Это возможность получить, к примеру, раннюю диагностику, в некоторых случаях — выявить нарушение на молекулярном уровне и точно подобрать нужное лечение именно для данного пациента».

888.jpg

По словам ученого, население любого региона имеет свою историю формирования генофонда, а значит, свои особенности распределения мутаций. Казанский проект позволит получить знания, применимые именно для населения Татарстана, и, таким образом, подвести базу под будущие биомедицинские исследования и разработки. «Конечно, исследования генома человека ведутся и в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Уфе, но масштаб проекта и другие связанные с ним биомедицинские начинания Казанского университета, по-моему, ставят Татарстан в лидеры», — заключил генетик.

Генетик, член-корреспондент РАН Евгений Лильин высказался в более скептическом ключе: «Конечно, в России ранее проводились такие исследования. Это наука, которая существует с конца 70-х годов и называется фармакогенетикой, то есть изучает особенность строения и наличия тех или иных генов, которые позволяют или не позволяют использовать определенную информацию. Так что ничего нового в Казанском федеральном университете делать не собираются. Они просто хотят изучить вопрос подробнее». Тем не менее профессор уверен, что такие исследования имеют значение: «Например, у абсолютного большинства жителей Средиземноморья, включая азербайджанцев, итальянцев и так далее, отсутствует один ген, контролирующий выработку определенного фермента. Так что казанские ученые просто будут углубленно изучать наш братский народ... Конечно, стоит это делать, когда делать нечего», — несколько саркастически резюмировал Лильин.

Рафаэль Хакимов: «Такие исследования полезны с точки зрения исторической и генеалогической»
Рафаэль Хакимов: «Такие исследования полезны с точки зрения исторической и генеалогической»

«БАШКИРЫ ПОЛИТИЗИРОВАЛИ ИССЛЕДОВАНИЯ ДО БЕЗОБРАЗИЯ»

Однако благие начинания ученых могут быть использованы для политических спекуляций — в игре на струнах национального самосознания. Этого не исключает вице-президент АН РТ, директор Института истории им. Марджани АН РТ Рафаэль Хакимов. Он напомнил «БИЗНЕС Online», чем закончились аналогичные исследования в соседнем Башкортостане: «Башкиры проводили такие исследования. Но они их политизировали до невозможности, до безобразия. Они вдруг заявили, что такого этноса, как татары, вообще не существует, есть только башкиры! Вот такие выводы были сделаны на основе исследований».

Хакимов рассказал, что недавно в институте проходила конференция на тему генетических методов исследования в исторической науке. Дабы избежать околонаучных толкований и излишней «электризации» вокруг данной темы, конференцию сделали закрытой для прессы. Впрочем, он не отрицает, что от подобных исследований можно получить пользу: «Если с нами поделятся исследованиями, то, конечно, нам будет интересно обнаружить некоторые связки, допустим, в родословной, особенно если утеряны документы. Такие исследования полезны с точки зрения исторической и генеалогической». Хакимов добавил, что сам уже в третий раз отправил образцы своей ДНК в лабораторию в Хьюстон, так как там и «подешевле, и уже отработана методика».

Ринат Закиров: «Такие исследования могут быть, но они должны оставаться только в пределах науки: есть опасения, что кто-то может результаты работы использовать, чтобы противопоставить один народ другому»
Ринат Закиров: «Такие исследования могут быть, но они должны оставаться только в пределах науки: есть опасения, что кто-то может результаты работы использовать, чтобы противопоставить один народ другому»

Председатель исполкома Всемирного конгресса татар Ринат Закиров в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» заявил, что поостерегся бы широко обнародовать результаты таких исследований: «Публично выставлять результаты таких исследований в расчете на то, что они помогут в лечении целого народа... Я к этому отношусь скептически. Да, такие исследования могут быть, но они должны оставаться только в пределах науки: есть опасения, что кто-то может результаты работы использовать, чтобы противопоставить один народ другому. Помните период переписи, когда пытались нас «расчленять» по углам, по территориям? Хотел бы я ознакомиться с результатами казанских исследований? Нет, ведь уже есть исследования мировые, закономерность развития человечества, генома общеизвестна. И если будут попытки что-то получить из исследований в национальном плане... Полагаю, что по крайней мере это бесперспективно».

«К таким научным исследованиям нужно относиться очень внимательно и осторожно, особенно к тому, в какой идеологической плоскости результаты будут преподноситься, — предостерег вице-президент АН РТ Вадим Хоменко. — Есть вещи чисто научные, и их надо только приветствовать, а есть те, которые попадают в политическую плоскость, могут служить почвой для политических спекуляций. Ведь мы знаем примеры, когда такие результаты были направлены на исследования возможностей интеллектуального развития разных народов». По мнению Хоменко, для каждого этноса очень важно определить место рождения его предков, генетическое родство, ведь «это нормальный научный поиск на основе природной «метки» в виде ДНК». Однако, как полагает вице-президент АН РТ, в науке важно не перешагнуть ту черту, когда один народ начнет противопоставляться другому.