«Для меня очень страшно то, что творится!»: как Ренат Мистахов отбился от ареста

Гендиректор судостроительной корпорации «Ак Барс» опасается, что уголовное дело может сорвать подписание контракта на 100 миллиардов

«Конвой, освободить Мистахова», — так вчера вечером завершилось драматичное заседание в Хамовническом суде Москвы о мере пресечения для гендиректора судостроительной корпорации «Ак Барс». Мистахов провел ночь в ИВС, а перед заседанием его откачивали врачи скорой. Как выяснилось, расследование по взятке в 65 млн рублей длится с 2017 года, а из доказательств — лишь показания одного свидетеля. Случайно ли то, что задержание произошло в день визита в Казань вице-премьера Юрия Борисова?

В Хамовнический суд Москвы гендиректора судостроительной корпорации «Ак Барс» и депутата Госсовета РТ Рената Мистахова доставили вчера в 17:30. А задержали еще 3 марта, в 13:00, и допоздна допрашивали В Хамовнический суд Москвы гендиректора судостроительной корпорации «Ак Барс» и депутата Госсовета РТ Рената Мистахова доставили вчера в 17:30, а задержали еще 3 марта в 13:00 и допоздна допрашивали

«ШНУРКИ, РЕМЕНЬ, ГАЛСТУК — ВСЕ ЗАБРАЛИ»

В Хамовнический суд Москвы гендиректора судостроительной корпорации «Ак Барс» и депутата Госсовета РТ Рената Мистахова доставили вчера в 17:30, а задержали еще 3 марта в 13:00 и допоздна допрашивали. Ночь он провел в изоляторе временного содержания — и это стало для главного судостроителя РТ неожиданностью: как стало ясно в ходе заседания, он думал, что его приглашают на очередной допрос в качестве свидетеля по делу, возбужденному в мае 2019 года, после того как экс-сотрудник департамента аудита госконтрактов минобороны РФ Юрий Ефимов сообщил следователям, что получил от Мистахова взятку в размере 65 млн рублей.

«Ночевал в изоляторе временного содержания на Петровке. Там шнурки, ремень, галстук забрали. Вот воду разрешили купить, зубную пасту да щетку», — улыбаясь, он показал корреспонденту «БИЗНЕС Online» пакет уже после судебного заседания.

За три часа до этого, когда Мистахова поместили в клетку с затемненным стеклом, ему стало плохо. Адвокат Андрей Олифир попросил журналистов не снимать своего доверителя, но пресс-секретарь суда Ираклий Сохадзе возразил: на это есть аккредитация, подписанная председателем суда. «А вы хотели бы, чтобы вас снимали?» — обратился уже к охраннику защитник. Мистахов тем временем прикрывал лицо книгой, на обложке которой было написано «Великая Отечественная война». Прибыла бригада скорой помощи, адвокат снова попросил корреспондентов удалиться. Оказалось, что давление у Мистахова подскочило до 240: чтобы сбить его, врачам потребовалось 40 минут.

После этого гендиректор корпорации сообщил все необходимые в таких случаях сведения о себе. Немного запутался, отвечая на вопрос о месте проживания, но в итоге рассказал, что зарегистрирован в Казани на улице Сулейманова, но фактически проживает на Меридианной.

За три часа до этого, когда Мистахова поместили в клетку с затемненным стеклом, ему стало плохо. Адвокат Андрей Олифир попросил журналистов не снимать своего доверителя За три часа до этого, когда Мистахова поместили в клетку с затемненным стеклом, ему стало плохо. Адвокат Андрей Олифир попросил журналистов не снимать своего доверителя

«192 ЖЕНЩИНЫ НАХОДЯТСЯ В ДЕКРЕТНЫХ ОТПУСКАХ»

Защитник, сославшись на то, что допрос закончился поздно, обвинение оказалось объемным, а ряд необходимых документов в Казани, просил перенести на 72 часа рассмотрение вопроса о заключении под стражу его доверителя. Также адвокат возмутился, что суду не был представлен протокол задержания. Да и основания спорны — все обвинение строится только на показаниях Ефимова. Мистахов был согласен на продление срока задержания, чтобы после вернуться к рассмотрению вопроса о мере пресечения, не возражал и прокурор. Против отсрочки выступал только следователь, которого в итоге поддержал судья Константин Похилько. А еще последний попросил адвоката и следователя, между которыми то и дело искрило, прекратить пикировку и не превращать заседание в балаган.

Затем судья с интересом зачитал длинный список о наградах Мистахова. Среди них медали минобороны за возвращение Крыма и участника военной операции в Сирии, медали «110 лет подводному флоту России» и «100 лет Казанскому танковому училищу», благодарность президента России за большой вклад в развитие военно-промышленного комплекса и множество других. Но особый интерес у судьи вызвало почему-то упоминание о том, что Мистахов награжден знаком лучшего работника казанского отделения Горьковской железной дороги.

— Вы на железной дороге работали? — уточнил он.

— Да, Ваша честь, — скромно ответил Мистахов, бывший первый замначальника казанского отделения ГЖД.

А потом уже все улыбнулись, когда речь дошла до письма главы Зеленодольского района, который благодарил Рената Искандеровича за поступление в местный бюджет в 2016 году 101 млн рублей и за то, что «192 женщины находятся в декретных отпусках» (видимо, имеются в виду сотрудницы завода им. Горького).

Мистахов прикрывал лицо книгой, на обложке которой было написано «Великая Отечественная война» Мистахов прикрывал лицо книгой, на обложке которой было написано «Великая Отечественная война»

«МОЖЕТ УГРОЖАТЬ И ОКАЗЫВАТЬ ДАВЛЕНИЕ НА СВИДЕТЕЛЕЙ»

Но шутки кончились, когда следователь СКР Александр Баканов рассказал, что Мистахову вменяют сразу два особо тяжких преступления. Это, по мнению представителя СКР, аргумент в пользу желания Рената Искандеровича скрыться, как и наличие действующего загранпаспорта. Хотя выезд за пределы РФ директора оборонного предприятия в любом случае должен согласовываться тремя службами, включая ФСБ, Мистахову, подчеркивал следователь, ничто не мешает покинуть Россию и скрываться от органов предварительного следствия и суда.

«Он обладает обширными связями в среде сотрудников правоохранительных органов, а также в среде должностных лиц государственных учреждений, может угрожать и оказывать давление на свидетелей, значительная часть которых находится в его рабочей зависимости, создать искусственные доказательства о невиновности, продолжить заниматься преступной деятельностью и уничтожить доказательства», — заявил следователь и предложил отправить Мистахова в СИЗО до 27 апреля 2020 года, т. к. срок следствия по его делу продлен до 24 апреля.

Как оказалось, проблемы с силовиками у Мистахова начались еще в 2017 году. 11 декабря мужчину вызывали на очную ставку с тем самым арестованным сотрудником минобороны Ефимовым. Часть ее содержания огласил судья. «Ефимов указал, что примерно в мае 2015 года в кафе „Жан-Жак“ в Москве Мистахов передал ему 30 миллионов рублей, а в мае-июне 2016-го там же передал 35 миллионов рублей. Мистахов эти обстоятельства отверг», — продолжил судья, добавив, что, согласно показаниям Ефимова, деньги Мистахов передавал в чемодане. Так топ-менеджер, по мнению следствия, расплатился за согласование контрактов минобороны на поставку кораблей и просьбу о неснижении цены на них. Мистахов на той же очной ставке уверял, что не уговаривал Ефимова ускорить сделку и не снижать цену контрактов, да и вообще они никогда не обсуждали какие-либо взятки.

Второй раз Мистахова вызывали в СКР в августе 2019-го, хотя дело в отношении главы СК «Ак Барс» возбудили в мае того же года. Ренат Искандерович снова повторил свои показания: денег никому не давал. Но задерживать его не стали и решились лишь в этом году, причем, по словам представителя СКР, прислали «повестку» явиться на допрос. Уже после задержания он снова сказал, что никакого преступления не совершал.

Похилько, изучая материалы, спросил следователя, правда ли, что все обвинения строятся только на одном свидетеле. «Показания Ефимова, разные следственные действия, ответ ФСБ о том, что в период передачи денежных средств Мистахов находился в Москве, показания Мистахова, что справку по данному уголовному делу составлял он… — неуверенно перечислил сотрудник СКР и добавил. — Получается, все, да».

«ДЛЯ МЕНЯ ЭТО ШОК, ПОТОМУ ЧТО подобное ОЧЕНЬ СИЛЬНО ВЛИЯЕТ НА МОЙ БИЗНЕС»

Следователь признал, что у Мистахова нет счетов и недвижимости за рубежом, а прокурор, которого судья попросил высказать свою позицию о мере пресечения, предложил вместо СИЗО ограничиться домашним арестом. Затем Похилько обратился к самому главе СК «Ак Барс», понятна ли ему суть ходатайства следователя. Тот ответил, что да, и добавил, что никуда не скрывался и по любому звонку, когда его вызывали, бежал на допрос.

«Я возглавляю большой коллектив: 17 предприятий, 11 тысяч человек. Удивительно! Меня вызвали вчера. Я думал, что просто на допрос. Завтра у меня визит [в Казань] замруководителя правительства Борисова Юрия Ивановича, я подписываю соглашение. У меня идет подписание большого контракта на сумму более 100 миллиардов. И тут неожиданно выдвигается, что я должен быть арестован. Для меня это шок, потому что подобное очень сильно влияет на мой бизнес. Мы все слышим, о чем говорит президент Российской Федерации: не кошмарьте бизнес, старайтесь как-то аккуратно, потому что за ним люди, рабочие места. Для меня очень страшно то, что творится…. Мне почему так плохо стало? В такой ситуации мне сегодня сообщают, что у нас экспортные партнеры, с которыми мы работаем, и госзаказ…» — разбегаясь, начал Ренат Искандерович. Но на этом интригующем месте судья прервал Мистахова, а тот попросил избрать такую меру пресечения, которая не губит бизнес на корню.

Рената Мистахов: «Мне инкриминируют, что я давал взятки. А зачем, если от этого человека не зависел вопрос?» Рената Мистахов: «Мне инкриминируют, что я давал взятки. А зачем, если от этого человека не зависел вопрос?»

— Ренат Искандерович, я понимаю вашу позицию. Поясните вот что. Из исследованных материалов я вижу: впервые о том, что именно вы давали Ефимову взятки, он заявил в конце 2017 года. С вами данный вопрос военными следователями в рамках уголовного дела Ефимова прорабатывался?

— Да, я был свидетелем, являлся на допросы, когда меня вызывали. Кроме того, у меня были обыски в декабре 2018 года.

— В декабре 2017 года как минимум следователь узнает от Ефимова о том, что вы ему давали взятки, через год решает прийти к вам с обыском?

— Ну да.

— А еще через полгода решает возбудить уголовное дело… — констатировал в большей степени уже для себя судья.

«В АПРЕЛЕ 2020 ГОДА ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ ЗАКЛАДЫВАЕТ КОРАБЛИ НА НАШЕМ ЗАВОДЕ В КЕРЧИ. ПРОСТО КАК СПЕЦИАЛЬНО»

Затем Похилько спросил у Мистахова, признает ли он вину. «Не признаю, — ответил он. — Мне инкриминируют, что я давал взятки. А зачем, если от этого человека не зависел вопрос? Зачем мне давать деньги, когда у меня низкая рентабельность? Все-таки 65 миллионов я должен был отдать, а у меня рентабельность — 3 процента. Я должен был отдать последнее, что у меня есть, а вся стоимость и прибыль регламентированы. Там невозможно ничего украсть. Как в начале заключения контракта, так и в конце. Цена постоянно проверяется. Я понимаю прекрасно Ефимова: чтобы ему скостили срок, он обвинил меня в том числе. Но я с этим человеком встречался всего три раза. Да, я в Москву часто езжу, но и за границу — тоже, потому что от меня зависит загрузка предприятия».

— Скажите, какое решение сегодня, по вашему мнению, должен принять суд? Какое бы вам казалось справедливым? — вдруг неожиданно спросил судья у Мистахова, из-за чего тот даже растерялся, но затем попросил не применять меру заключения, потому что пострадает бизнес. 

— У нас идет подписание контракта. Разойдется информация, что арестован основной руководитель организации. Я готов являться по любому звонку. В апреле верховный главнокомандующий закладывает на нашем заводе «Залив» в Керчи корабли (вертолетоносцы прим. ред.). Документы уже подписаны, ведется подготовка. И в этот самый сложный момент у меня такая ситуация. Просто как специально.

Похилько пояснил, что суд может избрать не все меры пресечения — только запрет на определенные действия, залог, домашний арест или заключение под стражу. Подписку о невыезде в данном случае вправе избрать только следователь, т. к. дело у него.

— Если вы полагаете, например, что такая мера пресечения справедлива, вы должны меня просить, чтобы я просто следователю отказал, — продолжил судья. — Без избрания меры пресечения. Если же вы готовы, например, залог внести или находиться под домашним арестом, просите, чтобы я наложил запрет на какие-то определенные действия.

— Ваша честь, я одно только прошу — не ограничивать меня, не задерживать, не арестовывать.

Андрей Олифир: «Использует ли он обширные связи в своей деятельности или нет, этому нет доказательств. Потому что он не использует. Он трудяга, работяга» Андрей Олифир: «Использует ли обширные связи в своей деятельности или нет, этому нет доказательств, потому что не использует. Он трудяга, работяга»

«ЭТО ЖЕ НЕ БОМЖАРА!..»

Олифир отметил, что в материалах дела не видел ни одного свидетеля, который находился бы в подчинении Мистахова. «Уважаемый суд, это просто за уши притянуто», — добавил он. По поводу обширных связей адвокат тоже отметил, что его доверитель руководит 17 предприятиями, является депутатом Госсовета РТ: «Ну ясно, что обладает не только общественными, экономическими и политическими связями. Он общественный человек! Это же не бомжара, извиняюсь за выражение, которого знает один-два человека. Конечно, у него будут обширные связи. А вот использует ли обширные связи в своей деятельности или нет, этому нет доказательств, потому что не использует. Он трудяга, работяга».

Защитник сообщил, что в 2014 году в холдинг «Ак Барс» (в который тогда напрямую входил завод им. Горького) была передана керченская верфь «Залив», которую его подзащитный в итоге поднял, как в свое время и Зеленодольский завод им. Горького, который умирал. Адвокат удивлялся, что следователь настойчиво вызывал его подзащитного в начале недели, хотя его просили перенести рандеву на 5 марта: «Хочется спросить: в связи с чем? В связи с тем, что Мистахов 4-го должен был предварительно подписывать контракт с Борисовым? Зачем это было сделано?»

Затем Олифир рассказал, что Мистахову не было никакого смысла давать взятку Ефимову, т. к. документы по двум контрактам подписаны еще в 2014 году, цена снижена более чем на 5%. «Сумма контракта была порядка 45 миллиардов. Что такое 5 процентов? Это 2 миллиарда. Не копейки. Ефимов на 2 миллиарда понижает цену. У них фактически уменьшается доходность. И он еще из этой суммы должен 65 миллионов отдать Ефимову? Никто ему ничего не давал. То, что Ефимов наговорил, пусть останется на его совести и на тех пяти годах, что он получил. Без всякого штрафа», — заключил он и предложил рассмотреть вопрос залога.

«Я назначу 4 миллиарда долларов, — сказал судья и добавил. — Шучу».

В итоге защитник посоветовался с Мистаховым и сообщил, что тот готов внести залог до 5 млн рублей, но судья неожиданно постановил вообще отпустить татарстанского депутата в зале суда, без всякого залога. «Конвой, освободить Мистахова из-под стражи», — приказал Похилько, отметив, что не нашел оснований для заключения гендиректора корпорации в СИЗО.

«ЕСЛИ БЮРО И ЗАВОД ПОТЕРЯЮТ ТАКОЙ КОНТРАКТ, ЛЮДИ СКАЖУТ: «ЭТО ИЗ-ЗА НЕГО»

После маленькой победы Олифир все равно продолжал гнуть свою линию: возмущался в беседе с «БИЗНЕС Online», что следователь не приложил к ходатайству даже протокол задержания его подзащитного! Но от более подробных комментариев защитник уклонился, сославшись на то, что предварительное расследование продлили.

Не стал детально комментировать суть дела и сам Мистахов, хотя выглядел довольным.

— Идет следствие. Когда закончится, тогда смогу. Позже. В ближайшее время. — сказал он.

— Как думаете, кто за подобным стоит? Могут это быть происки конкурентов?

— Возможно, что так совпало, — осторожно ответил он. — Я не знаю. Не могу ничего сказать. Завтра буду докладывать Борисову.

Но потом Ренат Искандерович добавил — до последнего он надеялся на то, что справедливость восторжествует: «Сейчас у меня идет подготовка двух кораблей на „Заливе“. Это событие российского масштаба, будут проходить торжественные мероприятия, подписание контракта. Для меня страшно, если проектное бюро, которое у меня в составе, и завод потеряют подобный контракт из-за того, что их руководитель попал в такую ситуацию. У меня многотысячный коллектив. Люди бы сказали: „Это из-за него“. Мы же изначально бились за данный контракт, презентовали продукцию, рассказывали, какой проект лучше. Весь 2019 год ушел на то, что мы защищали и бились за этот проект с несколькими бюро и заводами. Было бы обидно, если бы сделка сорвалась».

Отметим, что это первое официальное подтверждение того, что судостроительная корпорация «Ак Барс» действительно будет проектировать и строить вертолетоносцы.

— А как родные? Жена, наверное, в шоке? — спросил корреспондент. Тут Мистахов отвернулся — было видно, что глаза его повлажнели.

— Да все в шоке, — ответил за него адвокат и добавил. — Сегодняшнее заседание суда — образец для нашей судебной системы. Судья всем задал вопросы, всех выслушал. Побольше бы таких судей.

В этот момент Мистахову позвонила жена, он отошел, чтобы с ней поговорить.